0

«Памятник за высылку евреев». Что не нравится Варшаве в словах Путина



Фото:
© РИА Новости / Сергей Гунеев

Польский назвал высказывания президента России о начале Второй мировой «ложными». С «недоумением» в  восприняли напоминание о той роли, какую сыграла в развязывании войны Вторая Речь Посполитая. основывался на архивных документах. Но события 1939 года слишком болезненны для польских политиков, чтобы они могли вести об этом аргументированную полемику.
«Два тоталитарных режима»

Резолюцию, из-за которой случился дипломатический скандал, одобрил в сентябре 2019-го. Документ под названием «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы» приняли в связи с 80-летием начала Второй мировой войны. Инициаторами выступили представители и .
Авторы текста возложили вину за развязывание конфликта планетарного масштаба не только на , но и на СССР. По их мнению, война стала неизбежной после подписания «нацистско-советского Договора о ненападении от 23 августа 1939 года, также известного как пакт Молотова — Риббентропа, и его секретных протоколов».
«В соответствии с эти документами, два тоталитарных режима, задавшиеся целью завоевать мир, делили Европу на две зоны влияния», — сообщает резолюция.

По словам депутата Европарламента от немецкой партии "Зеленые", согласившегося поговорить с РИА Новости на условиях анонимности, парламентарии действовали "достаточно консолидированно".

«Возникли кое-какие дискуссии, но документ в итоге поддержали большинством голосов», — отмечает собеседник агентства.
«Это касается всех»
Инициатива Варшавы и  не осталась без внимания . На неформальном саммите Содружества Независимых Государств в  российский лидер уделил возникшей теме много времени. Путин увязал важность этого исторического вопроса с подготовкой к предстоящему празднованию 75-летия Победы в Великой Отечественной войне.
«Хочу еще раз подчеркнуть — это касается всех нас», — отметил он, обращаясь к коллегам из постсоветских стран.

Комментируя резолюцию, Путин удивился тому, как легко Москве приписали "пропаганду тезиса о том, что настоящими зачинщиками войны являются Польша, страны Прибалтики и Запад".
«По-моему, мы никогда ничего подобного не говорили, что кто-то является из этих перечисленных стран зачинщиком», — продолжил он.
Далее российский лидер совершил экскурс в историю.
Ссылаясь на архивные документы, Путин напомнил о роли Речи Посполитой в событиях конца 30-х:
«Думая о предстоящем захвате Тешина (части Чехословакии. — Прим. ред.), Польша сделала все, чтобы не позволить Советскому Союзу выполнить свои обязательства — предоставить помощь».

«Из высказываний фюрера в 1938 году следовало, что его осенила мысль о решении «еврейской проблемы» — с помощью высылки их из европейских стран в «колонии» в Африке, фактически на вымирание. <…> Что на это ответил посол Польши? — зачитывал Путин собравшимся. — Он написал своему министру: «Тут я ответил, что если это произойдет, то мы поставим Гитлеру прекрасный памятник в Варшаве».

Позже на  российский лидер дал резкую оценку настроениям польского дипломата.
«Сволочь, свинья антисемитская, по-другому сказать нельзя», — охарактеризовал он сторонника Гитлера.
Совместная группа по сложным вопросам
Польский МИД попытался в "ответном слове" припомнить свои обиды. Дипломатическое ведомство начало с того, что лишь в 1918 году
«Польша обрела свою независимость после 123 лет рабства и хищнической эксплуатации Австрией, Пруссией и Россией».
«Под советской оккупацией находилось 52 процента польской территории с 13 миллионами населения, которое потом подверглось массовым репрессиям», — говорилось в заявлении Варшавы.

При этом представители Министерства иностранных дел Польши высказались в том духе, что неплохо бы возобновить работу польско-российской группы по сложным вопросам.
«Слова президента РФ являются подрывом совместной работы польских и российских экспертов», — польские дипломаты как будто не замечали противоречий в своих фразах.
Доктор исторических наук входил в состав той самой российско-польской группы. Она практически перестала собираться с 2015 года, тогда свое участие в ней приостановил руководитель с польской стороны — профессор Адам Даниэль Ротфельд.
По поводу резкой реакции Варшавы Матвеев высказал мнение, что "это чисто политический подход с польской стороны и бороться с ним бесполезно".
«Поляки сделали многое, чтобы война началась, — продолжает он. — В том, что Путин сказал о Тешинской Силезии, нет ничего нового, президенту подобрали даже не самые интересные документы».
«Но важно, что Путин произнес это на высоком политическом уровне. Теперь о нас, об историках, будут говорить, что мы тоже что-то знаем, открываем что-то новое», — смеется он.

По словам эксперта, "специальные операции" Польши против Чехословакии начались еще в 1934 году, шли с ведома и при финансировании высшего руководства Речи Посполитой.
«В 1938-м, еще до Мюнхена, поляки делали все, чтобы дестабилизировать ситуацию в Чехословакии и вернуть — как он считали, свою — Тешинскую Силезию. Варшава руководствовалась тем, что большинство населения там — поляки. Точно так же Москва в 1939-м сказала, что в Западной Белоруссии и на Украине большинство — белорусы и украинцы», — добавляет историк.
Матвеев скептически относится к возможности найти сегодня общие точки соприкосновения.
«Когда речь идет о национальной истории, в формировании которой активно участвуют политики, никакого примирения быть не может. Историю надо было оставить историкам. А что касается позиции Варшавы, она понятна — никто не хочет себя чувствовать виноватым, лучше быть жертвой, жертву жалеют», — полагает ученый.
Польский историк, преподаватель Варшавского университета Михал Патрик Садловский объясняет нынешнюю позицию поляков по поводу событий 80-летней давности так:
«Вторжение нацистской Германии и Советского Союза в Польшу произошло практически одновременно. Гитлер напал 1 сентября 1939 года, а Сталин — 17 сентября. Причем, по мнению польских историков, спровоцировал это вторжение именно пакт Молотова — Риббентропа».

Вместе с тем он подчеркивает, насколько важна правильная расстановка акцентов как польской, так и российской стороной:
«Конечно, Польша не отрицает, что Вторую мировую войну начала нацистская Германия. И именно эта страна несет основную ответственность за конфликт. Тут, я считаю, неправильно равнять нацизм и коммунизм. К тому же СССР времен Сталина, Хрущева или Горбачева — не одно и то же. Это очень тонкий исторический момент, который важно учитывать. Сталинский режим уничтожал не только поляков, но и другие народы, а главное — самих русских. Но польские историки часто не учитывают эти нюансы».
По мнению польского исследователя,
"Путин на сто процентов неправ, когда говорит, что в момент вторжения советских войск в Польшу в сентябре 1939 года в нашей стране не существовало власти".
«Польская власть покинула страну как раз в результате вторжения Красной армии. Причем эти аспекты истории обсуждали и при : тогда нашим странам даже удавалось прийти к определенному консенсусу», — вспоминает он.
«Поляки клюнули»

Специалист по Польше Станислав Стремидловский согласен, что российским и польским историкам удавалось прийти к согласию. Эксперты двух стран смогли выработать общий нарратив — было издано совместное пособие для учителей под названием "Россия и Польша: преодоление исторических стереотипов".
«Тогда нашли консенсус во всем, кроме 1939 года», — подчеркивает Стремидловский.
Действительно, российский и польский историк написали каждый по отдельной главе о начале Второй мировой войны. В самых спорных моментах стороны смогли найти единую трактовку событий, но только не в случае с тридцать девятым годом.
«У исторической политики одна проблема — она чешется, если ее чесать. В общем, этим занимаются все: Россия, Польша, Франция, Германия, но если отношения нормальные, то стараются былое не вспоминать, — говорит эксперт. — Когда Путин высказался, клюнули только поляки — хотя МИД Польши мог бы и промолчать. Тем более что российский президент обращался к руководителям стран СНГ. Адресатами его слов были именно они, а посыл был скорее таков — чьи-то шаловливые руки у нас в постсоветских странах выставляют в первый ряд героев людей с неоднозначной репутацией».
Нервную реакцию Варшавы Стремидловский объясняет тем, что правящая в Польше возводит свое политическое наследие ко Второй Речи Посполитой.
«В их представлении это — героическое время, любое покушение на светлый образ довоенной Польши воспринимается резко негативно, — объясняет он. — А мифы — на то и мифы, чтобы противоречить друг другу».

Впрочем, Москва и Варшава могут сойтись в трактовке истории Второй мировой войны, если обратят внимание на ее итог.
«Май 1945-го. Польша все-таки была страной-победителем. Хотя, судя по тональности высказываний нынешних официальных лиц в Варшаве, такое впечатление, что в Нюрнберге судили польское руководство, а не германское. Такая позиция жертвы раздражает и многих поляков. Они помнят, что Войско Польское во взятии Берлина участвовало, а американцев и французов там, например, не было», — подчеркивает Стремидловский.
Немецкий историк и политолог объясняет политические механизмы, которые привели к появлению резолюции Европарламента.
«Такая историческая «память» позволяет им легитимировать расширение , — говорит он. — Главный лозунг здесь — пока Россия не избавилась от прошлого, она наш потенциальный враг. Создается напряженная атмосфера. Все это разделяет Европу, минимизирует злодеяния Третьего рейха».
«Россия давно отказалась от коммунизма, еще в 90-е годы, — напоминает Рар. — Но многие в Европе продолжают считать, что ничего не изменилось. Они хотят, чтобы Россия капитулировала, как капитулировала Германия в 1945 году».
Что касается отношения современной Германии к подобным резолюциям, тут, по словам политолога, преобладает безразличие:

«Все документы Европарламента — это скорее сотрясание воздуха, не оказывающее значительного влияния на жизнь европейцев».

TrendNews

Добавить комментарий